Легенды и их наследие: Б. К. С. Айенгар и К. Паттабхи Джойс

С изменениями от 5 декабря 2012
Пер. с каннада: Сунаад Рагхурам
Пер. с англ.: Александр Смиркин
Фото: Майк Хилл
Оригинал: Namarupa, issue 4, pp. 16-23
С разрешения Эдди Штерна — главного редактора журнала «Намарупа» (namarupa.org)
 
© Mike Hill, © Namarupa
В 1934 году юные К. Паттабхи Джойс и Б. К. С. Айенгар были учениками строгого йогина Т. Кришнамачарьи, имя которого ныне стало легендой. В то время Индия находилась под контролем Британской Империи, а махараджи всё ёще оставались правителями своих государств, хоть и с ограниченными правами. Окруженные славой и роскошью, своим первым делом они считали сохранение традиций любимой страны, которая пребывала под иноземным влиянием. Махараджа Майсура Кришнараджендра Водеяр увлекался традиционным искусством, музыкой и йогой, и был широко известен как собиратель древних санскритских рукописей. Под его мудрым правлением его подданные жили в прекрасном чистом городе, стараясь придерживаться образа жизни и традиций древней Индии, и проводя в Майсуре грандиозные религиозные фестивали, такие как Дасара (ದಸರ). Живя в этой атмосфере, наши юноши изучали йогу у Кришнамачарьи, патроном которого был сам Махараджа.
 
© Mike Hill, © Namarupa
 
Кришнамачарья уехал в Мадрас в 1954 году. Паттабхи Джойс остался в Майсуре, где он продолжал практиковать йогу и изучать санскрит в университете, а через некоторое время занял в этом университете пост учителя йоги. А Сундараджа Айенгар в 1934 году был послан в Пуну, не имея практически ничего, кроме наказа своего гуру учить йоге. Там он и оставался, занимаясь преподаванием и практикой. Последний раз два брата по гуру виделись в 1940 году. Сегодня эта встреча практически стёрлась из их памяти, но оба вспоминают, что это случилось во время одной из поездок Кришнамачарьи, которые он совершал с целью распространения йоги. Тогда Кришнамачарья вместе с Паттабхи Джойсом заехали в Пуну, чтобы посетить живущего рядом Свами Кувалаянанду и его Институт йоги Кайвальядхарма, и на некоторое время остановились в доме Айенгара.
Время шло. В 1960-е и 70-е годы интерес к йоге вспыхнул, и как мировой пожар распространился по всему миру. В течение тысяч лет йога не выходила за пределы Индии, хотя её мудрость постепенно просачивалась вовне благодаря таким духовным искателям как мадам Блаватская, Вивекананда и другим. Имена Паттабхи Джойса и господина Айенгара стали хорошо знакомы тысячам практикующим йоги, а у них с 1940 года и чашки кофе не получилось вместе выпить.
И вот, в 2005 году, когда с момента их последней встречи прошло 65 лет, когда Паттабхи Джойс только что отпраздновал своё 90-летие, а Айенгару исполнилось 87, пришло время для новой встречи двух самых влиятельных йогов современности. А началось это с телефонного звонка:
— Яру, яру? (Кто это?)
— Паттабхи, это Сундараджа!
Этот разговор продолжался с такой теплотой, что не было сомнений в их взаимной любви и дружбе.
 
© Mike Hill, © Namarupa
 
Их воссоединение (подготовленное несколькими интервью Александра Медина, которые можно прочесть в предыдущем и этом номере журнала Намарупа) с любой стороны является неординарным событием. Господин Айенгар не смог присутствовать на праздновании дня рождения Паттабхи Джойса, так как он совпадает с днём гуру-пурнима, который духовные учителя по всей Индии предпочитают проводить со своими учениками. Но спустя несколько дней Айенгар смог совершить короткий визит к Паттабхи Джойсу, воспользовавшись близким, в четырёх часах езды, расположением Тумкура, где Айенгара чествовали в рамках одного из фестивалей йоги. Сопровождаемый шестью своими учениками и секретарем Рагху, господин Айенгар прибыл в Гокулам в середине дня. Все с умилением наблюдали как два Мастера обняли друг друга и начали взволнованный разговор на языке каннада. Один из учеников Айенгара, родом из Карнатаки, заметил: «Гуруджи всегда говорил, что он не очень хорошо знает каннада, но посмотрите-ка на него сейчас, можно ли в это поверить?»
Кофе был подан всем присутствующим, и, спустя некоторое время, все переместились в соседнюю комнату, где герои нашего рассказа отобедали вместе впервые с 1940 года. Дочь Паттабхи Джойса Сарасвати уверяла, что были приготовлены только самые особые блюда. После обеда Шаратх (P. Шаратх Джойс — прим. пер.), внук Паттабхи Джойса и со-директор Исследовательского института аштанга-йоги (сейчас директор Института аштанга-йоги К. Паттабхи Джойса — прим. пер.), пригласил всех на экскурсию по йога-шале, во время которой Мадхава, ученик господина Айенгара, начал задавать им двоим вопросы:
 
© Mike Hill, © Namarupa
 
Мадхава: Когда вы, господа, начали изучать йогу, могли ли вы предположить, что интерес к ней будет настолько высок?
К. Паттабхи Джойс: Нет, нет, конечно нет. В молодости я увидел Кришнамачарью, который демонстрировал йогу, и был очарован этими позами. На следующий день я пришел к нему и упал перед ним ниц, умоляя взять меня в свои ученики. Он встретил меня довольно холодно, с угрожающим видом он спросил кто я такой, откуда пришёл и кто мой отец. Я объяснил ему, что живу в деревне Каушика в пяти милях отсюда, что мой отец астролог и священник. «Так ты хочешь приступить к занятиям немедленно?» — спросил он меня. В ответ я радостно закивал головой.
Уже на следующий день я был на занятии, где меня начали прессовать (смеётся).
Мадхава: Так почему же вы не ушли?
КПД: Бог мой! Да как я мог? У меня было сильное желание учиться.
М: Будь я на вашем месте, я бы сразу же убежал.
КПД: О, нет, как я сказал, я действительно хотел учиться. Я помню двух своих друзей: Гаруду и еще одного парня из Хассана, которого звали Рангасвами. Мы все учились вместе. (Обращаясь к Айенгару) Ты помнишь Гаруду?
Б. К. С. Айенгар: О да, помню.
КПД: В 1932 году махараджа Майсура пригласил Кришнамачарью преподавать в йога-шале, которую он открыл рядом с дворцом Джаган Махан — мы все занимались там. Человек, который отвечал за образование... как же его звали?... Н. С. Суббарао! он назначил Кришнамачарье плату и стал посылать его в разные административные центры княжества для распространения и обучения йоге. Когда я встретил Кришнамачарью в патхашале санскрита, я уважительно приветствовал его. «О, это ты!» — мне показалось, что он был очень рад видеть меня снова. «Да, Гуруджи, я здесь учусь.» Так возобновилась моя практика под его руководством.
Как-то я и мой друг Махадев Бхатт были приглашены ко двору для демонстрации йоги. Нам даже заплатили за это пять рупий и подарили хануман-каччха (нижнее бельё), мы были очень счастливы. (К Айенгару) Ты помнишь ту леди из Америки, Индру Деви? Она ведь тоже должна была практиковать в йога-шале.
БКС: Да, я помню — она изменила своё имя на Индру Деви гораздо позже, если я не ошибаюсь.
КПД: Я слышал, что она недавно умерла.
БКС: В Бразилии.
КПД: Ахх, Бразилия. В общем жизнь шла своим чередом, а мы продолжали практиковать: Махадев Бхатт, Шринивас Ачар, Ранганатх Десикачар.
БКС: Да, я помню их всех.
М: Сегодня вы зарабатываете гораздо больше, чем пять рупий, но деньги, которые вы получили от Махараджи, — особенные, не так ли? Что для вас ценнее: те пять рупий или то, что вы зарабатываете сейчас?
КПД: Что ж, те монеты действительно были особенными. Я положил их в коробочку, которую прятал под одеждой. Каждый день я доставал их, смотрел на эту реликвию и клал её обратно. До этого времени я и рупии-то в руках не держал (смеется). Да, была жизнь...
 
© Mike Hill, © Namarupa
Так проходил их разговор, спонтанно возникший после хорошего обеда, который превращался в легенду на наших глазах. Было сделано несколько фотографий. Позже все поднялись наверх, чтобы еще выпить кофе, о котором и зашёл разговор. Все согласились с господином Айенгаром, что кофе — это, вне всякого сомнения, сома-раса (очищающий нектар бессмертия) кали-юги. (нашей тёмной эры). К этому Паттабхи Джойс добавил: «В наши дни в магазинах можно найти сома-расу на любой вкус!»
Время прошло незаметно, и когда Айенгару нужно было уже уезжать, разговор снова вернулся к Кришнамачарье.
БКС: Справедливости ради нужно сказать, что Кришнамачарья, будучи океаном (знания), не учил нас всех всему, что он знал. Как птицы, клюющие то там, то сям, мы вынуждены были собирать информацию по крупицам. И мы делали это, и именно мы дали этому знанию взрасти и проявить себя на нашем примере. Итак, мой совет всем вам: посмотрите на свет, который проявлен в прямых учениках Кришнамачарьи. Свет в лампаде (его учения) следует поддерживать постоянно. Пожалуйста, продолжайте практиковать. Пусть этот огонь продолжает гореть.
КПД: Мы начали понимать, что такое йога, когда он заставлял нас часами стоять на камнях во дворе под палящим Солнцем.
БКС: Мне хотелось бы добавить: вы должны потеть на все 100% не только физически, но интеллектуально. Если вы потеете на 100% интеллектуально, вы начинаете понимать, что такое йога. Итак, на 100% телом, на 100% умом. Потеете вы, потеет ваш интеллект.
Мы молча внимали вибрации и вдохновение, которые исходили от этих двух Мастеров. Многолетняя взаимная критика их последователей развеялась как дым, как интеллектуальный туман, стоило им выпить кофе вместе. Взгляните на Паттабхи Джойса и господина Айенгара — они как два брата по йоге, встретившиеся после долгих лет разлуки. «Вместе в 1934, вместе в 2005. Вот что важно, я думаю. Эта редкая привилегия», — отметил Айенгар.
Конечно же, их практика, философия и взгляды различаются, но это отходит на второй план, уступая место взаимному уважению и дружбе, которые живут в сердцах этих двух Мастеров, так же как и в сердце великой индийской традиции.
 
© Mike Hill, © Namarupa

© 2007–2015 Ashtanga Yoga RG
Адрес электронной почты: astanga@vinyasa.ru