Гавагай, или аштанга-йогатерапия

Текст: А. Смиркин. С изменениями от 10 января 2013
С сокращениями, полный вариант см. журнал «Ной», № 9 (зима 2013), стр. 26–31.
Начальная последовательность асан АВЙ называется йога-чикитсой, или йога-терапией. Однако многие сомневаются в том, что её действительно допустимо и полезно выполнять тем, кто болен, ослаблен или немолод.
Кажется, что метод Паттабхи Джойса подходит не всем, а только избранным — людям физически крепким, настойчивым и упорным в привычках, как говорят психологи: с высокой степенью мыслительной и эмоциональной инерции. Только им не скучно изо дня в день делать одни и те же асаны, только у них хватает здоровья на бесконечные виньясы. Только они, застряв на освоении какой-нибудь сложной позы, не будут выполнять следующих за ней более простых асан, чтобы не нарушать последовательность. Только они твердят о бандхах и правильном дыхании, но часто забывают о них во время практики. Только они успевают насладиться асаной за короткое время между отжиманиями в виньясах. Только они убеждены, что занимаются «медитацией в движении», а не гимнастикой.
Правильно ли называть такую практику йога-терапией? Можно ли с её помощью решать проблемы со здоровьем, а не зарабатывать их? Некоторые считают, что нет. Но лишь единицы пришли к такому выводу на собственном опыте, занимаясь в течение длительного времени, остальные же спешат с оценкой после посещения одного-двух занятий. За такое короткое время аштанга-виньяса-йогу невозможно осмыслить, её можно только пережить, а значит и отношение к ней будет зависеть не от её объективных свойств, а от вызванных ею субъективных ощущений (квалиа). Их нельзя описать словами и невозможно сравнивать, что хорошо выражает древняя суфийская метафора о кофе: «Тот, кто чувствует вкус, знает, кто не чувствует — не знает».
Получается, что полемика между теми, кто чувствует, и теми, кто не чувствует терапевтический вкус аштанга-виньяса-йоги невозможна. Вся надежда на интуицию, горизонты которой может раскрыть йогическая садхана. Великий Патанджали учил: если осознать, что слово и обозначаемый им объект отождествляются ошибочно, и утвердиться в их различии с помощью медитации (самьямы), то можно обрести одну из сверхъестественных сил (сиддх) — способность понимать звуки, издаваемые всеми живыми существами. śabdārthapratyayānām itaretarādhyāsāt saṃkaras tatpravibhāgasamyamāt sarvabhūtarutajñānam (ЙС III.7)
Смысл этой сутры раскрывает нейролингвистическая теория ментальных ярлычков. Сознание постоянно «навешивает» их на предметы, действия и качества внешнего мира. С помощью этих ярлычков слова «припоминаются» — связываются с объектами по принципу «это есть то». Избавившись от них, мы отделим слова от понятий и начнем воспринимать действительность интуитивно, подобно ребенку, или человеку, оказавшемуся в незнакомом племени: «Мимо проносится кролик, и туземец кричит: гавагай! Логически рассуждая, это должно значить кролик. Это может обозначать какого-то определенного кролика, любого представителя биологического вида зайцев или любое покрытое мехом существо. Это может указывать на скачущего кролика, кролика вместе с землёй, по которой он скачет, или процесс скаканья вообще. Это может обозначать „существо, оставляющее следы” или „место обитания кроличьих блох”, верхнюю половину кролика, кроличье мясо живьем или обладателя по крайней мере одной кроличьей ноги. Это может значить: „Ого! Снова кроликообразность!” или: „Крольчает” по аналогии со „Светает”». Все эти варианты логически безупречны, и правильное значение среди них можно выбрать только интуитивно. Пинкер С. Язык как инстинкт. М., 2009
 
Гавагай
Да поможет нам Патанджали пробудить логику, чувства и интуицию, чтобы избавиться от ментальных ограничений и взглянуть на аштанга-виньяса-йогу и йога-терапию по-новому.
 

Класс под счёт

Самой распространенной формой занятия аштанга-виньяса-йогой является лед-класс, или класс под счёт, когда асаны и виньясы выполняются в «общем потоке», темп которого задаётся счётом преподавателя. Часто именно на нём случается первое знакомство с аштанга-виньяса-йогой и первое разочарование в ней. Дело в том, что лед-класс не предназначен ни для начинающих, ни для терапии, и даже опытным аштангистам он прописан в ограниченных количествах как дополнение к основной практике. Led — англ. прич. прош. вр. от lead — вести, руководить, командовать
Как правило, на лед-классе выполняется начальная последовательность асан — это более пятидесяти поз, а с учетом асимметричности некоторых из них, около сотни удерживаемых положений. Чтобы вложиться в отведенные полтора-два часа, темп занятия должен быть достаточно высоким, время удержания асан — небольшим, а вход и выход из них — быстрым. Среди относительно простых поз встречаются и сложные, которые невозможно сделать сразу, а преподаватель не всегда успевает предложить для них упрощенные варианты. Спросить тоже не у кого: занимающиеся стараются отрешиться от происходящего вокруг, слушать только своё дыхание, смотреть на определенные точки пространства, удерживать внимание на отстройке асан и контроле внутренних токов энергии. Чтобы не нарушать этого состояния преподаватель дает минимум объяснений, не демонстрирует, иногда правит в асане одного-двух человек. Все вопросы задаются после занятия.
Такой режим практики не вызывает проблем у тех, кто занимается регулярно, кто освоил последовательность до автоматизма и знает упрощенные варианты асан и виньяс. Начинающие же чувствуют себя неуютно. Многие больше не приходят, так и не узнав, что лед-класс — не единственный и не лучший формат занятий. Паттабхи Джойс начал давать лед-классы 20 лет назад на семинарах в Америке для большого количества людей, не всегда хорошо знающих последовательность. Синхронное исполнение было удобно и для обучающих видео. Но в индийской школе Паттабхи Джойса до сих пор сохраняется традиционный способ обучения, так называемый майсор-класс (см. ниже), а лед-класс проводится раз в неделю. На нем можно подучить последовательность виньяс, оценить тренированность тела и дыхания, занимаясь в высоком темпе, и просто насладиться синергией синхронного выполнения последовательности, своего рода двигательной арт-терапией.
 

Майсор-класс

В майсор-классе каждый выполняет свою (освоенную на данный момент) часть последовательности под пристальным наблюдением преподавателя. Небольшое количество занимающихся, 10-15 человек, делает майсор-класс удобным для йога-терапии: все работают в своём темпе, а отводимых на класс трёх часов более чем достаточно для длительного удержания поз. Считается, что если занимающихся больше 15, то преподавателю должны помогать ассистенты, либо практикующие делятся на несколько потоков
В аштанга-виньяса-йоге асаны осваиваются постепенно, по сути, каждый выполняет индивидуальную последовательность: опытный практик может делать, например, первый и часть второго комплекса (это более 120 удерживаемых положений), а начинающий ограничится несколькими сурья-намаскарами, позами стоя, парой перевернутых поз и шавасаной.
Кроме постоянного визуального контроля за практикующими, преподаватель помогает им в тех асанах, в которых они испытывают затруднения: поправляет, объясняет, показывает упрощенные варианты. Большое внимание уделяется правке в позах (эджастменту) — искусный и деликатный эджастмент служит показателем опытности преподавателя. Многие практикующие настолько привыкают входить в асаны с помощью преподавателя, что отказываются пользоваться для этого силой собственных мышц и бандх. Однако эджастмент — это, прежде всего, раскрытие пространства для самостоятельного углубления в асану через коррекцию её формы. Кроме того, это отличный способ мануальной диагностики.
Итак, майсор-класс позволяет заниматься в своем темпе, выполнять доступные варианты асан и виньяс освоенной последовательности, находясь под постоянным наблюдением и эджастментом преподавателя. Кажется, это соответствует самым требовательным «йога-терапевтическим» стандартам.
 

Автоматизация

Аштанга-виньяса-йогу часто критикуют за монотонность, забывая, что это способствует хорошему закреплению двигательных навыков. Выдающийся биомеханик и физиолог Н. А. Бернштейн писал: «Упражнение есть, в сущности, повторение без повторения, так как каждое следующее исполнение лучше предыдущего. Упражнение представляет собой не повторение движения, а его построение. Правильно проводимое упражнение повторяет раз за разом не средство, используемое для решения данной двигательной задачи, а процесс решения этой задачи, от раза к разу изменяя и улучшая средства». Берштейн Н. Биомеханика и физиология движений. М., 2004
«Однообразное» упражнение тренирует не только мышцы, но и мозг: происходит «переключение коррекций двигательного акта с высших кортикальных уровней на низшие», проще говоря, движение автоматизируется, уменьшая загрузку «мозгового процессора». Тот, кто считает асаны исключительно физической практикой, скорее всего, заскучает, не зная к чему приложить освободившийся ум. Но обратившись к наследию великих ачарий, Кришнамачарьи и Ямуначарьи, можно увидеть, что термин стхити, которым Кришнамачарья обозначал статическое положение асаны, характеризует особое ментальное состояние (так же, как и патанджаловские стхира и сукха), определяемое у Ямуначарьи через высшие формы йоги: «пребывание (стхити) в очищенном Атмане с побежденными эмоциями есть джняна-йога, пребывание (стхити) в медитации (дхьяна), порожденной из любви (прити) к Высшему Единому (параикантья), есть бхакти-йога». Асана становится пурна-йогой. Ямуначарья — предполагаемый предок Кришнамачарьи и один из первых учителей его религиозной парампары — шривайшнавизма. Цит. из «Гитасамграхи» Ямуначарьи, 23-24 (по Псху Р.)
 
Т. Кришнамачарья
 

Асана vs виньяса

Главное в аштанга-виньяса-йоге — это не виньясы, а длительное удержание асан. Слова Ваманы, первого риши аштанговской парампары: «О йогин, не делай асаны без виньясы», подчёркивают, что виньяса является лишь необходимым дополнением к асане. В «Йога-мале» рекомендуется подолгу оставаться в асане, особенно для получения терапевтического эффекта. Манджу, сын Паттабхи Джойса, видел как отец удерживал некоторые позы значительное время и слышал от него, что это исключительно важно для обретения мастерства. Если на лед-классе для «зависания» в асанах не хватает времени, то майсор-класс снимает все ограничения.
Первая последовательность аштанга-виньяса-йоги включает классические, хорошо адаптируемые асаны, обладающие сильным терапевтическим эффектом и широко используемые в различных терапевтических комплексах.
 

Индивидуальный подбор асан

Больше всего йога-терапевты не любят аштанга-йогов за то, что те исповедуют одинаковую для всех последовательность асан и отказываются поклоняться главному терапевтическому фетишу — индивидуальному подбору поз.
Любимая терапевтическая мантра — слова Кришнамачарьи о том, что йогу нужно подстраивать под человека, а не человека под йогу. Не смотря на малоизученность терапевтического метода Кришнамачарьи (чикитса-крамы), эти слова интерпретируются терапевтами исключительно на свой лад. Мы же считаем, что «подстраивать» йогу под человека можно (и нужно) не подбором индивидуального комплекса, а подбором индивидуального режима выполнения универсального комплекса. Эта теория имеет право на жизнь, пока не будет доказано обратное. См. интервью Шриватсы Рамасвами интернет-журналу «Wild Yogi», ноябрь 2012 (на англ. яз.)
Существует мнение, что йога-терапия — это точная и проверенная веками наука. Однако исследованиями в этой области в Индии занимаются менее ста лет, с 1920-х годов. В йога-шастрах можно найти отрывочные сведения о терапевтическом воздействии асан на физическое и тонкое тела, но ни «терапевтических комплексов», ни принципов их построения там нет. Чтобы свести разрозненные данные в целостную практическую систему требуются многочисленные длительные исследования. Пионером в области йога-терапии считается Свами Кувалаянанда, открывший в 1924 году исследовательский центр в Лонавле
Сегодня йога-терапия остается областью гипотез, не подтвержденных экспериментально с достаточной степенью достоверности. Ни один «специально подобранный» комплекс асан не проходил длительной проверки на достаточно большой группе людей, не собрано надежной и валидной статистики.
Хорошо, что в йога-терапию приходят люди с медицинским образованием и знанием анатомии и физиологии. Пока это не увеличивает количество и качество «клинических испытаний», зато способствует продажам йога-терапевтических комплексов и курсов обучения. Но стоит ли пить неизвестную и плохо проверенную пилюлю, даже если вам её дает доктор наук, который читает прекрасные лекции по биохимии?
Исцеляющая сила йоги очевидна, но мы лишь подходим к пониманию того, как она воздействует на организм. Несколько лет мы занимаемся наблюдением за состоянием практикующих аштанга-виньяса-йогу с помощью психофизиологической методики исследования вариабельности ритма сердца (Heart Rate Variability), применяемой в спортивной и космической медицине. В подавляющем большинстве случаев при правильной практике отмечается позитивное воздействие аштанга-виньяса-йоги на человека, не зависимо от возраста, физического состояния и проблем со здоровьем. Продолжая сбор статистики, мы верим в системный принцип аштанга-виньяса-йогатерапии, руководствуясь логикой, чувствами и интуицией.

© 2007–2015 Ashtanga Yoga RG
Адрес электронной почты: astanga@vinyasa.ru